Воскресенье, 17.12.2017, 05:24
Приветствую Вас Гость | RSS

Центр кризисологических исследований

Материалы

Главная » Статьи » Общие материалы

«ГЕРМЕНЕВТИКА СЛОВЕСНОСТИ И КУЛЬТУРЫ» И ЦЕНТР КРИЗИСОЛОГИЧЕСКИХ ИССЛЕДОВАНИЙ
Пристальное изучение космологических и эсхатологических аспектов культурной жизни народов земли всегда отличало высокую классику культурологической мысли Нового времени, начиная, пожалуй, с «Новой науки» Дж. Вико. В центре нашего исследовательского внимания – феномен глобального культурного кризиса и реконструкция антикризисных оснований отечественной интеллектуальной и словесной культуры. Фундаментальный характер данной проблематики продиктован не просто масштабностью изучаемого феномена, но прежде всего спецификой той позиции, о которой речь пойдёт ниже.

Современные научные исследования, посвящённые изучению кризиса, преимущественно сосредоточены на экономической, политической, социально-психологической, а также экологической проблематике – в меньшей степени осмыслено, что глобальный кризис имеет культурный (культурно-исторический и духовно-метафизический) характер и связан с утратой многовековых традиций, ещё точнее – самой ориентации на сакральную традиционность. Сверхзадача в деятельности нашей научной школы – не просто напоминание об этих важнейших обстоятельствах, что само по себе, конечно, значимо, но предметная реконструкция существенных элементов сакральной традиционности изнутри проблемного поля русской религиозно-философской мысли и художественной словесности.

Цель, присущая всей совокупности наших разработок – преодоление номиналистического отчуждения, господствующего в современной культурной жизни и межчеловеческих коммуникациях. Для её достижения решаются следующие задачи:
а) реконструкция космологической и эсхатологической составляющих культурного опыта;
б) рассмотрение онтологической поэтики в качестве предметной сферы словесной культуры.

Согласно наиболее близкому нам во многих принципиальных отношениях одному из крупнейших учёных и мыслителей ХХ века А. Ф. Лосеву, «переход от Средних веков к Новому времени – эпоха величайшей мировой катастрофы». Это понимание сопровождало и самые глубокие умы западного мира: наиболее убедительная – после исходного (проложенного по следам шопенгауэровского пессимизма) ницшевско-шпенглеровского диагноза о «Закате Европы» – критика всей логики западной истории принадлежит, на наш взгляд, Р. Гвардини, Р. Генону, М. Хайдеггеру и К.-Г. Юнгу…

Безусловно, о кризисе, сопровождающем переход от традиционных культур к технотронной цивилизации, немало писали и русские религиозные философы последних двух столетий, начиная со славянофилов (их наследие – в самом центре нашего внимания), а также пишут сегодня, выделяя специфическую «философию кризиса» (Т. Ю. Сидорина). Мы бы особо выделили в важнейшем для нас макроисторическом осмыслении этой тематики исследования следующих авторов: А. В. Михайлова, А. С. Панарина, В. В. Бибихина, А. Г. Дугина. Однако же то новое, что собственно мы вносим в эту ключевую тему, это – указание на отечественную интеллектуальную и словесную традицию как универсальный антикризисный ресурс и реальный путь сохранения творческого существования в культурной истории человечества.

Задачи направлены в конкретно-прикладном плане на герменевтические исследования русской словесности ХIХ века и религиозной философии ХIХ – ХХ веков; здесь, безусловно, принципиальны следующие имена: в сфере философской поэзии – В. А. Жуковский, К. Ф. Рылеев, К. Н. Батюшков, Е. А. Баратынский, А. С. Хомяков, Ф. И. Тютчев, А. С. Пушкин, М. Ю. Лермонтов, А. А. Фет, Н. А. Некрасов, В. С. Соловьев, К. Д. Бальмонт; в художественной прозе – Н. В. Гоголь, Ф. М. Достоевский, Л. Н. Толстой, А. П. Чехов, И. А. Бунин, А. П. Платонов, В. В. Набоков; в историософской мысли – А. С. Хомяков, Н. Я. Данилевский, К. Н. Леонтьев, В. В. Розанов, В. Ф. Эрн, Н. А. Бердяев, С. Н. Булгаков, П. А. Флоренский, Н. С. Трубецкой, И. А. Ильин, И. Л. Солоневич, А. Ф. Лосев.

С учётом сказанного цель может быть сформулирована и как реализация стратегической идеи: через реконструкцию проблемно-аксиологического поля отечественной словесности и метафизики обретение креативных ключей к пониманию феномена глобального кризиса, а также преодоление его пассивно-адаптивных рецепций.

Макрокультурный кризис интенсивно проявляется в жизни народов земли как минимум несколько последних столетий: это – кризис религиозный и одновременно антропологический, он связан с утратою метафизических оснований, разрушением древнейших мифооснов человеческого бытия; это – закат древнего символического миропонимания, натурализация и десакрализация земли – используя удачный образ Р. Генона, имеет место сценарий «отвердения мира» в преддверии его оккультного распада на элементалии и полной диссолюции.

Вся отечественная религиозно-философская традиция от Хомякова и Данилевского до Булгакова и Лосева, берущая истоки в русской словесности ХIХ столетия, начиная с Пушкина и русских романтиков, есть критика эгологического разума, рациональным обоснованием которого западноевропейская интеллектуальная культура занималась как минимум целое тысячелетие, начиная с автономизации римской церкви и последующего догматического и стратегического модернизма… Хомяковым был великолепно вскрыт весь этот тысячелетний культурно-исторический процесс складывания ментальных оснований западного мира, ставшего сегодня планетарной реальностью через повсеместное распространение западной техники и информационных технологий. Древнейшие восточные культуры (точнее, их останки) сегодня модернизируются даже более быстрыми темпами, чем сам Запад, что связано с экспансионизмом «фаустовского» сознания.

Ресурс понимания самой внутренней логики деструктивности западного индивидуализма, ставшего мрачным знамением всего так называемого «цивилизованного» человечества, заложен в интеллектуальной культуре православной традиции и её социальном праксисе: активизация этого ресурса – в центре русской словесности и религиозной философии XIX – XX веков. Речь идёт прежде всего о принципе «соборности» и связанным с ним антиклерикалистским пониманием Церкви не как юридической инстанции, но как организма истины и любви по модели идеальных семейных отношений, реализуемой в патриархальном обществе.

Человек, согласно русским неоправославным философам и писателям, трансцендирует самого себя, выходит за свои пределы – к некоему высшему смыслу, ради которого стоит жить и умирать. В противоположность этому индивидуалистическая псевдосотериология западного постхристианства лишает человеческий мир этого смысла… С другой стороны, христиане западного мира, учёные, богословы, всё более обращаются к опыту восточной церковной традиции, к русскому религиозно-философскому наследию, которое можно рассматривать как определённую часть её предания в более широком смысле слова.

Современную нам культуру существенно деформировала «картина мира», транслированная в ходе последних веков западной истории всему человечеству в качестве общеобязательного цивилизационного минимума, которая на самом-то Западе давно уже трещит по всем швам. И вот если России удастся в грядущей истории завершить ментальное преобразование, только ещё начатое русскими религиозными мыслителями последних двух столетий, отходящими в «византийском» направлении от бездумного и раболепного вознесения последствий «славных дел Петра» – наши перспективы совсем не печальны, как многим кажется сегодня.

Реальная реконструкция символико-иконического миропонимания, связанного с теми образами, которые смотрят на нас более, чем мы сами их видим, а также креативное обращение к энергийности имён, в которых всё уже наперёд сказано – важнейшие проблемно-тематические узлы, оставленные нам в наследие отечественной интеллектуальной культурой конца Нового времени: труды священников Павла Флоренского и Сергия Булгакова, а также А. Ф. Лосева, сами их идеи, резонирующие с мыслями и деяниями десятков других ярких имён, способны стать катализаторами того ментального и, разумеется, методологического (!) сдвига, который, быть может, и выведет когда-нибудь русскую думу из плена антропоцентрической «возрожденской» западни и обратит навстречу истине, сходящей «с высоты Востока». Эти будущие и вечные в основе своей трансформации сознания ныне становятся уже узнаваемыми…

Деятельность нашей научной школы направлена на реализацию истины универсального культурного созидания, а потому огромное значение придаётся раскрытию реального синтеза, осуществляющегося на стыке учёного энциклопедизма, взыскующей мысли и художественного творчества.

Впервые в современной гуманитарной науке вся отечественная интеллектуальная и словесная культура ХIХ – ХХ веков выводится за пределы чисто исторического рассмотрения и осмысливается не как отжившее явление, а как вполне определённый методологический и стратегический ресурс – актуальный антикризисный духовнообращённый опыт, противостоящий как «массовой культуре», так и широко распространённым сейчас глобалистским секулярным доктринам современной западной геополитики с её чисто модернистскими притязаниями на элитарность.

Метод в самом общем понимании есть творческое лицо и в практическом приложении генеральная стратегия научной школы: отсюда вытекает, что герменевтика словесности и культуры – это не просто условное название нашего учёного сообщества, но совершенно конкретный путь, связанный с актуализацией интерпретативно-понимающей стороны культурного и, преимущественно, словесного опыта. Здесь очень важно самоосмысление такого пути в историческом аспекте. Герменевтикой (germenevtio – лат. «разъясняю»; слово имеет древнегреческую корневую основу, сближающую эту лексему с мифологическим образом покровителя путей Гермеса, переосмысленного ранним христианством в иконографии «Пастыря Доброго») называют научную практику осмысляющего истолкования текстов. Зарождается герменевтика в русле христианского богословия и экзегетики, и была изначально связана с истолкованием сакральной мифопоэтической символики Священного Писания и Святоотеческого Предания Церкви. Впрочем, истоки самого герменевтического опыта уходят своими дальними корнями в глубочайшую до-философскую древность и связаны они со всевозможными эзотерическими формами сакрального жреческого знания, приобщение к которому ныне возможно уже не более чем на виртуальном уровне. Опыт «Софии – Божественной Премудрости» – позднее наследие внутри христианской традиции этих ушедших архаических форм протометафизики, инициатический символизм которой, согласно Р. Генону, «никогда не может быть «систематизирован»…» в той или иной форме рационалистически выстроенного «софиологического учения», но открывается (или, лучше сказать, при-открывается!) как некий глубинный бытийный опыт поэтам-философам и художникам-визионерам. Позднее, начиная с эпохи романтизма, герменевтика стала рассматривать не только сакральные произведения, но и всякий художественный и философский текст в этом глубинном бытийно-смысловом разрезе, поставив проблему религиозных основ литературно-художественного творчества. Здесь надо упомянуть имя немецкого романтика Ф. Шлейермахера, с наследием которого принято связывать начало «психологического» этапа в новоевропейской истории развития герменевтики. Впрочем, довольно интересны замечания известного историка философии А. Гулыги, что и «шопенгауэровская метафизика воли… является герменевтикой»; что «Шопенгауэр… очертил… методологическую проблему, акцентируя герменевтический подход». В. Дильтей в конце ХIХ века говорит о «близкородственности» самих понятий «герменевтика» и «поэтика»; при этом поэтика понимается им как смысловая структурность и образная ткань различных эпох человеческой истории, которую Дильтей осмысляет «не как историю дат и цифр, но как историю духа», где поэзия предстаёт уже как художественная ткань самого Бытия, то есть прочитывается исключительно онтологически. Все эти моменты доосмысливает и актуализирует в своих работах М. Хайдеггер (начиная с «Бытия и времени», можно назвать наиболее характерные в данном отношении труды: «О сущности истины», «Исток художественного творения», «Путь к языку», «Слово», «Вещь», «Язык», «Знаки», «Язык в стихотворении», «Искусство и пространство»…), указавший на «глубинное со-впадение» тех реальностей, которые «просвечивают» в словах «герменевтика», «язык» и «Бытие». Надо заметить, что ещё наш учитель в науке А. В. Михайлов подчеркивал «филологизм высшего порядка» в хайдеггеровских герменевтических опытах, где «вся любовь к мудрости направлена на Слово, на его жизнь и на его самодеятельную силу, и всецело зависит от Слова, каким скажется оно…». В самом существенном опираясь на опыт Хайдеггера, вырастает «философская герменевтика» его ученика Г.–Г. Гадамера. Гадамер неоднократно отмечал (что в содержательном отношении далеко не бесспорно) скрытые христианские основы герменевтических подходов Хайдеггера – сам же в целом предпочитал скорее эстетический релятивизм («Миф и разум», «Эстетика и герменевтика»), условно соблюдающий лишь гармонию равновесия между «мифологическим» и «историческим». Вместе с тем, в работе «Философия и литература» (где излагаются концептуально-пропедевтические основы главного гадамеровского труда – «Истина и метод») Гадамер совершенно справедливо говорит о философической подоснове литературных произведений, которую мешает увидеть традиционный гиперметодологизм, а также избыточное спецификаторство в исследованиях литературоведов, так что требуется «поворот» к Бытию, к философской Истине, которые в каждом тексте бытийствуют по-особому, однако всегда конституируются на уровне поэтики как определенная морфология Смысла. К герменевтическим опытам отчасти примыкают и работы французского критика самого «проекта тотального понимания» Ж. Деррида, у которого практика интерпретации смыкается с последними тенденциями постструктурализма в своём видении мира как текста, где на место прежнего «герменевтического проекта» выдвигается неометафизическая утопия видения тотальности. Другой французский мыслитель П. Рикёр обнаруживает герменевтическую продуктивность в самом «конфликте интерпретаций», в базисной несходимости лиотаровских метаповествований. К наиболее ярким представителям русской герменевтики необходимо отнести прежде всего М. М. Бахтина, воспроизводящего в своих методологических разработках («К методологии гуманитарных наук», «Философские основы гуманитарных наук») общую стратегическую парадигму герменевтических подходов к литературному тексту и особо подчеркивающего различие лингвистического и собственно филологического (то есть – смыслового!) уровней в тексте. Поэтика, по Бахтину, занимается последним, тогда как лингвистика выносит его за скобки. Изучение поэтики как герменевтической субстанции – первооснова филологии как науки, активизирующей инонаучные (подчас – древнейшие!) формы знания. Бахтин обогащает герменевтику диалогикой, впрочем, это было и у Хайдеггера, и у Гадамера, равно как и в целом для герменевтически ориентированного сознания свойственен диалогический подход, связываемый с нетривиальным опытом самораскрытия текста при активном его критическом восприятии. В последнем аспекте не стоит умалять и стратегическое значение кантовского переворота в интеллектуальной культуре… Можно сказать, обобщая, что герменевтическая методология переакцентирует внимание с «инструментальной» стороны дела на такие онтологически понятые реальности словесной культуры как историческая принадлежность текстов той или иной эпохе, культурно-типологическая соотнесенность с теми или иными очагами духовной деятельности человечества, философско-поэтическое осмысление человеческого слова как метафизического «зова» или «просвета» художественной ткани Бытия, равно как и проблемная доступность всего этого «высшего измерения» творчески настроенному человеку, «призванному» и «допущенному» подобно известному тютчевскому герою в «совет всеблагих небожителей»… В связи с последним замечанием, мы, вне всякого сомнения, можем отнести к отечественному варианту герменевтики весь тот замечательный и далеко ещё не изученный в полной мере компендиум философского имяславия, представленный именами отца Сергия Булгакова («Философия имени»), отца Павла Флоренского («У водоразделов мысли»), А. Ф. Лосева («Философия имени», «Диалектика мифа», «Самое само»), где на основе представлений об энергийной связи между референтами и денотатами, именами и сущностями развито и особое учение о понимании как усвоении сути… Сюда же в той или иной степени могут быть отнесены и столь разные труды В. С. Соловьёва и С. Л. Франка, Г. Г. Шпета и А. А. Потебни, И. А. Ильина и В. Ф. Эрна, В. В. Розанова и Н. А. Бердяева, К. С. Аксакова и А. С. Хомякова, а также и многих других представителей русской интеллектуальной культуры конца Нового времени, получившей название «религиозной философии», но решающей по сути дела сверхзадачу собственно культурологической герменевтики – прокладывания смысловых путей мудрого понимания, выходящего за пределы тривиальных объяснений той или иной фактичности.

В рамках научной деятельности школы защищены следующие диссертации:

1. Океанский В. П. Художественная концепция мира в творчестве А. С. Хомякова (поэтическая метафизика имени). Специальность 10.01.01 – русская литература. Дис. … к. филол. н. Иваново: Ивановский государственный университет, 1997. Науч. рук. – д. филол. н., проф. В. П. Раков.

2. Брагина Н. Н. Поэтика Н. В. Гоголя в свете музыкальных аналогий (симфония прозы). Специальность 10.01.01 – русская литература. Дис. … к. филол. н. Иваново: Ивановский государственный университет, 2001. Науч. рук. – д. филол. н., проф. В. П. Океанский.

3. Океанский В. П. Русская метафизическая лирика ХIХ века: Е. А. Баратынский, А. С. Хомяков, Ф. И. Тютчев (поэтика пространства). Специальность 10.01.01 – русская литература. Дис. … д. филол. н. Иваново: Ивановский государственный университет, 2003. Науч. конс. – д. филол. н., проф. В. П. Раков.

4. Океанская (Суркова) Ж. Л. Поэтика романа Л. Н. Толстого «Анна Каренина»: идиллические мотивы и эсхатологическая символика. Специальность 10.01.01 – русская литература. Дис. … к. филол. н. Иваново: Ивановский государственный университет, 2003. Науч. рук. – д. филол. н., проф. Г. Г. Ермилова.

5. Ширшова И. А. Поэтическая софиология Ф. И. Тютчева. Специальность 10.01.01 – русская литература. Дис. … к. филол. н. Иваново: Ивановский государственный университет, 2004. Науч. рук. – д. филол. н., проф. В. П. Океанский.

6. Тарасов А. В. Кинематограф М. А. Булгакова. К проблеме кинематографичности художественного мышления писателя. Специальность 24.00.01 – теория и история культуры. Дис. … к. культурологии. Ярославль: Ярославский государственный педагогический университет имени К. Д. Ушинского, 2006. Науч. рук. – д. филол. н., проф. В. П. Океанский.

7. Низова А. А. Проблема смерти в биоэтике и Православной традиции. Специальность 09.00.05 – этика. Дис. … к. филос. н. Тула: Тульский государственный педагогический университет имени Л. Н. Толстого, 2007. Науч. рук. – д. филол. н., проф. В. П. Океанский.

8. Ткаченко И. А. Апокалиптические темы и мотивы в русской культуре конца ХIХ – первой половины ХХ вв. Специальность 24.00.01 – теория и история культуры. Дис. … к. культурологии. Москва: Российский государственный гуманитарный университет, 2007. Науч. рук. – д. филол. н., проф. В. П. Океанский.

9. Красильникова М. Ю. Леонардо да Винчи и его эпоха в культурфилософской рефлексии Серебряного века. Специальность 24.00.01 – теория и история культуры. Дис. … к. культурологии. Киров: Вятский государственный гуманитарный университет, 2008. Науч. рук. – д. филол. н., проф. В. П. Океанский.

10. Серопян С. С. Концепт «время» в творчестве Ф. М. Достоевского. Культурологический аспект. Специальность 24.00.01 – теория и история культуры. Дис. … к. культурологии. Шуя: Шуйский государственный педагогический университет, 2009. Науч. рук. – д. филол. н., проф. В. П. Океанский.

11. Иткулов С. З. Нонсенс и гротеск как формы смысла в художественной картине мира Н. В. Гоголя. Специальность 24.00.01 – теория и история культуры. Дис. … к. культурологии. Шуя: Шуйский государственный педагогический университет, 2009. Науч. рук. – д. филол. н., проф. В. П. Океанский.

12. Круглова А. А. «Тёмные аллеи» И. Бунина в контексте его творчества эмигрантского периода: феноменология жанра и стиля. Специальность 10.01.01 – русская литература. Дис. … к. филол. н. Кострома: Костромской государственный университет имени Н. А. Некрасова, 2009. Науч. рук. – д. филол. н., проф. В. П. Океанский.

Готовятся к защите следующие диссертационные труды под научным руководством (при консультировании) проф. В. П. Океанского:

1. Брагина Н. Н. Мироздание Андрея Платонова: опыт культурологической реконструкции. Специальность 24.00.01 – теория и история культуры. Дис. … д. культурологии. Москва: Российский государственный гуманитарный университет, 2010. Науч. конс. – д. филол. н., проф. В. П. Океанский.

2. Океанская Ж. Л. ”Философия имени“ отца Сергия Булгакова в контексте поэтической метафизики конца Нового времени (опыт культурологической герменевтики). Специальность 24.00.01 – теория и история культуры. Дис. … д. культурологии.

3. Наумов Ю. В. Макрокультурный кризис в наследии Ф. Ницше и В. С. Соловьёва. Специальность 24.00.01 – теория и история культуры. Дис. … к. культурологии.

4. Смирнова Т. Ю. Метафизика Суздаля. Специальность 24.00.01 – теория и история культуры. Дис. … к. культурологии.

5. Иванников, Игумен Феодосий. Классическое евразийство как феномен русской интеллектуальной культуры первой половины ХХ века (опыт аналитической реконструкции). Специальность 24.00.01 – теория и история культуры. Дис. … к. культурологии.

6. Калюжная Е. П. Феномен донского казачества в русской словесности и культуре. Специальность 24.00.01 – теория и история культуры. Дис. … к. культурологии.

7. Романов А. Ю. Поэт Константин Бальмонт в культурном пространстве Серебряного века (1890 – 1940): рецепции современников. Специальность 24.00.01 – теория и история культуры. Дис. … к. культурологии.

8. Широкова Н. О. Валентин Серов как культурный герой рубежа ХIX – XX веков. Специальность 24.00.01 – теория и история культуры. Дис. … к. культурологии.

9. Налимова Н. В. Интернет как культурно-исторический феномен. Специальность 24.00.01 – теория и история культуры. Дис. … к. культурологии.

10. Лобова А. А. Традиционные женские образы и феминизация маскулинных профессий в культурно-историческом контексте России и Запада. Специальность 24.00.01 – теория и история культуры. Дис. … к. культурологии.

11. Патрикеева Н. А. Эрос в художественном мире Андрея Платонова. Специальность 10.01.01 – русская литература. Дис. … к. филол. н.

Ожидаемые результаты нашей работы:

а) герменевтическое исследование религиозно-философской традиции в России от А. С. Хомякова и Ф. М. Достоевского до отца Сергия Булгакова и А. Ф. Лосева;

б) герменевтическое исследование русской словесности ХIХ – ХХ веков;

в) герменевтическое исследование отечественной историософской и геополитической мысли XIX – XX веков –
в итоге ожидается формирование концептуально-теоретической модели, направленной на синтетическое осмысление опыта отечественной интеллектуальной и словесной культуры ХIХ – ХХ веков.

Основные направления дальнейшего использования предполагаемых результатов:

а) фундаментальные вопросы гуманитарных наук, связанные с реконструкцией в современном образе мира утраченных исторических и духовных содержаний, а также древнейших символических форм;

б) исследования на стыке культурологии, общей филологии и литературоведения, богословия, философии и религиоведения, позволяющие воссоздать целостную синтетическую панораму человеческого бытия;

в) формирование кризисологии как новой формы научного знания, исследующего не просто совокупность учений и знаний о кризисе, но сам кризис как онтологическую структуру.

Для реализации вышеуказанной деятельности в Шуйском государственном педагогическом университете создан Центр кризисологических исследований, который работает над реализацией двух крупномасштабных и проблемно-тематически взаимосвязанных проектов, поддержанных на федеральном уровне: это – осуществляемый в рамках ведомственной целевой программы «Развитие научного потенциала высшей школы (2009 – 2010 годы)» научно-исследовательский проект «Антикризисный потенциал русской интеллектуальной культуры конца Нового времени» и осуществляемая в рамках федеральной целевой программы «Научные и научно-педагогические кадры инновационной России» (2009 – 2013 годы) научно-исследовательская работа «Герменевтические исследования макрокультурного кризиса и антикризисного потенциала русской словесной культуры».

Центр кризисологических исследований проводит фундаментальные исследования в области гуманитарных наук, предполагающие издание монографий и научных сборников, проведение конференций и проблемных семинаров, а также введение научных результатов исследований в обновлённые варианты читаемых лекционных курсов и разработок практических занятий по истории культурологии и словесности.

В рамках работы Центра проведены научные форумы «Антикризисный потенциал Традиции» и «Проблемы имяславия в контекстах древних и новых», а также готовятся учёные собрания по следующим темам: «Имя и миф в истории культуры», «Рождение культурологии в России», «Антикризисный потенциал русской интеллектуальной культуры конца Нового времени».

Вышли научные монографии: Океанская Ж. Л. Ословесненный космос отца Сергия Булгакова: «Философия имени» в контексте поэтической метафизики конца Нового времени. Иваново – Шуя, 2009. 400 с. (25 п. л.); Океанский В. П. Мир Хомякова: Церковь и культура. Иваново – Шуя, 2009. 280 с. (17, 5 п. л.), а также сборник научных трудов: Антикризисный потенциал Традиции и проблемы имяславия. Иваново – Шуя, 2009.

Подготовлены научные монографии: Океанский В. П. Человек и тотальность: поэтика пространства и её кризис. Иваново – Шуя, 2010; Океанский В. П. Онтологическая поэтика «Легенды о Великом Инквизиторе»: опыт герменевтического прочтения. Иваново – Шуя, 2010; Крохина Н. П. Софийность и её коннотации (онтологизм – космизм – эсхатология) в русской мысли и литературе ХIХ и рубежа ХХ – ХХ веков. Иваново – Шуя, 2010; Серопян А. С. Миротворный круг: время в творчестве Ф. М. Достоевского. Иваново – Шуя, 2010; Красильникова М. Ю. Леонардо да Винчи в культурфилософской рефлексии Серебряного века. Иваново – Шуя, 2010; Раков В. П. Меон и стиль. Иваново – Шуя, 2010.

Готовятся научные монографии: Океанский В. П. Культура Нового времени: герменевтический обзор; Мещеряков В. П., Сербул М. Н. О том, что остаётся за пределами учебника: герменевтический комментарий к произведениям мировой культуры и биографиям; Раков В. П. Поэтика и культура; Кудряшова Т. Б. Онтология языков культуры.

Готовятся к изданию следующие учебные пособия: Океанский В. П. Герменевтика словесности и культуры; Океанский В. П., Океанская Ж. Л. Основания культурологии: история культурфилософской мысли; Океанская Ж. Л., Лобова А. А. Её история: традиционные женские образы и феминизация маскулинных профессий в культурно-историческом контексте России и Запада; Океанская Ж. Л., Немчанинова О. Л. Культурно-историческая феноменология огня; Океанский В. П., Океанская Ж. Л. Наука о культуре: теория и история; Океанская Ж. Л. Русская мысль о культуре: пособие по культурологии для студентов-негуманитариев; Океанский В. П. Русская словесность: древность и классика.

Готовится задуманный в качестве периодического издания по настоящей проблематике научно-теоретический сборник «Ословесненный космос».

Заинтересованные лица приглашаются к соавторству: ocean_65@mail.ru; сайт: www.ocean.ucoz.ru

Категория: Общие материалы | Добавил: nat (16.02.2010) | Автор: Океанский Вячеслав Петрович
Просмотров: 1785
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Меню сайта
Логоцентрическая культура и её кризис


Категории каталога
Общие материалы [2]
Форма входа
Поиск
Полезные ссылки
Статистика
Наш опрос
Что такое кризис?
Всего ответов: 33
Центр кризисологических исследований © 2017
Хостинг от uCoz